?

Log in

Previous Entry | Next Entry

***

Вторую неделю теряю голос и пытаюсь его вернуть.
Не хочу говорить там, где всяк норовит пнуть.
Не хочу выходить из комнаты, ведь за стенами лёд.
Дождь льёт. Снег идёт. Время течёт, тик-так – счёт –
это его месть. Не успел оглянуться, и нет тебя здесь,
был и вышел весь. А был ли мальчик? Эсь?
Повесь на гвоздик свой плащ. Плачь,
если можешь. У каждого свой палач.
Он сидит в голове, собирает буквы в рюкзак,
сматывает удочки, нитки; пуговицы пришивает так,
что не оторвать – на мертво. Смерть побеждает
каждый день. Забирает больших и малых, вот –
наступает, тень её капюшона закрывает глаза.
Я учусь заклинать её, узнавать её. Заглянуть за
что-там-за-краем. Раем меня не обнадёжить.
Я – археолог, знаю, что остаётся от нас после «жить».
Я не верю ни в ад, ни в нежить, всё как-то иначе.
Как? Я не разобралась. Не знаю. Значит
впереди ещё много открытий. Поднимаю ворот.
Надеваю шарф. Делаю шаг. Мама обнимает.
– Будь со мной дольше, я тебя никому не отдам.
– Береги себя, высыпайся, я люблю тебя. – Да, мам.
16.11.16

Tags: